Музейный проект «Ищите без вести пропавших» Часть 3. 125 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

В полосе движения главных сил группы армий «Север» — 41-го моторизованного корпуса 4-й танковой группы, стояла 125-я стрелковая дивизия. В июне 1941 года именно она прикрывала направление Таураге — Шауляй. Ещё 19 июня 1941 года дивизия развернулась на вверенном ей рубеже прикрытия границы. Комплектность дивизии по меркам 1941 года была хорошей – 10522 человека. Она была хорошо оснащена автоматическим оружием. По штату укомплектовано артиллерией. Одним словом, 125-я стрелковая дивизия генерал-майора Павла Петровича Богайчука была крепкой боевой единицей. В составе дивизии служил и наш земляк:
ЖАРКОВ Алексей Иванович, род. 1921, д. Неверково. Призван в РККА Владимирским РВК, октябрь 1940. Красноармеец, стрелок 657-го стрелкового полка.
Развернувшись за несколько дней до начала Великой Отечественной войны, дивизия построила свою оборону в два эшелона. 657-й стрелковый полк занимал оборону юго-восточнее Таураге, 466-й сп – северо-западнее, 749-й сп находился в резерве в районе севернее города.
Стрелковые подразделения 125-й дивизии вступили в бой после пограничников. На оборону 125-й стрелковой дивизии обрушился удар двух танковых и одной пехотной дивизии противника. 125-я дивизия сразу оказывает ожесточенное сопротивление. В журнале боевых действий 41 корпуса отмечается: «6-50 — боевая группа Вестхофена (1-я тд) захватывает после тяжелого кровопролитного боя разрушенный шоссейный мост через Юру. Наступающие на Таураген силы попали под сильный артобстрел — всего установлено присутствие 13 вражеских батарей и были многократно атакованы вражеской авиацией».
Преодолев крутые берега реки Юры, группа Вестхофена ворвалась в город. Сражение за Таураге вылилось в напряженные уличные бои. В ЖБД 1-й тд подчеркивалось: «Враг сражается упорно и ожесточенно». К 11 часам по берлинскому времени для поддержки штурмующих г. Таураге была подтянута тяжелая артиллерия. С советской стороны город оборонял 657-й СП майора С.К. Георгиевского. Немцам удалось взять Таураге под свой контроль к 16-00 часам 22 июня 1941 г. Окончательная зачистка города была поручена пехотному полку.
До поздней ночи в городе шел бой за каждый дом и каждый перекресток. Только к полуночи оборонявшие Таураге советские части были оттеснены на северо-восточные окраины города. Но охватываемые с двух сторон, под угрозой окружения, отошли в леса между Таураге и Скаудвиле. В журнале боевых действий немецкой 1-й тд бою за Таураге дана следующая оценка: «В первый день наступления дивизии удалось в упорных и тяжелых боях преодолеть рубеж Юры, взять Таураге и достичь рубежа Анчии. Противник встретил немецкое наступление только на Юре. Эту позицию он пытался удержать всеми силами. Сильная артиллерия противника восточнее Таураге мешала переправе через Юру и захвату города. В 13.30 удалось сломить сопротивление русских, которые защищались упорно и ожесточенно. Их отступление производит впечатление упорядоченного. Очевидно, оставив сильные арьергарды, враг отойдет на позиции по Дубиссе».
В целом к исходу первого дня войны противнику удалось на стыке 8-й и 11-й армий вклиниться в нашу оборону на 15 — 20 км. Как мы видим, даже занявшая полноценные позиции 125 сд не сумела их удержать. Командующий, оценивая результаты первого дня боев, отмечал: «Первоначальный успех противника на фронте дивизии объясняется его численным превосходством и тем, что дивизия вела бои на 40-километровом фронте».
Но нельзя не отметить, что взлом обороны своевременно занявшей позиции советской стрелковой дивизии довольно дорого стоил немцам. 1-я тд потеряла 313 человек убитыми и ранеными и 34 пропавшими без вести. В ЖБД 41-го корпуса по итогам дня было прямо сказано — «потери превышают нормальный уровень».
С утра 23 июня противник снова предпринял мощный удар по частям 125-й стрелковой дивизии. Ее поредевшие части лесами и болотами спешно отходили на восток.
Немец по Прибалтике летел как на крыльях. 23 июня пройдя 65 км он оккупировал Таураге, Каунас, вышел на границу с Латвией в районе Скуодаса и окружил Лиепаю. 24 июня заняты Вильнюс, Плунге, Тракай, Укмерге. Наиболее тяжелые испытания войскам, сражавшимся под Шяуляем, пришлось выдержать 25 июня.
Дальнейшая судьба 125-й стрелковой дивизии мало чем отличалась от судьбы десятков и сотен больших и малых соединений РККА находящихся в приграничных районах.
Уже к 28 июня в оперативных сводках 8-й армии можно было найти такие строки: «В частях 48 и 125 СД полки насчитывают от 250 до 350 человек». Сводка от 1 июля, когда дивизия находилась на северном берегу р. Зап. Двина, гласила: «Дивизия насчитывает около 700 штыков». Но уже 4 июля 1941 года дивизия, совмещённая с частями управления корпуса, объединившая бойцов из других частей, имела в составе 6720 человек. Видимо в этот момент в 125 дивизию попадают еще несколько наших земляков:
ЗАХАРОВ Алексей Федорович, род 1908, д. Брызгалово. Призван в РККА Камешковским РВК 30 июня 1941. Красноармеец запаса, зав. складом 657 СП.
ЕЛИСЕЕВ Иван Михайлович, род. 1914, д. Новское. Призван в РККА Камешковским РВК. 125 СД, 657 СП. Красноармеец.
СИДОРОВ Владимир Николаевич, род. д. Ивановская. Призван в РККА Камешковским РВК. 125 СД, 657 СП. Красноармеец.
АНТОНОВ Василий Александрович, род. 1909, пос. Камешково. Призван в РККА Камешковским РВК в 1941. Старшина
Отступая с боями по прибалтийским землям, 125-я дивизия частично была окружена в районе Тарту, но вышла из окружения. Именно тогда попал в плен Алексей Иванович ЖАРКОВ. Он был пленен 3 августа 1941 в районе Тарту. Шталаг ХД (310), погиб в плену, декабре 1941, Похоронен в Витцендорфе.
Однако, несмотря ни на что, дивизия сохранила себя как боевую единицу. Не зря 13.07.41 в представлении к награждению начальствующего состава 11-го СК была и фамилия генерал-майора Богайчука — он был представлен к ордену Красного Знамени. В те тяжёлые дни это было высокой оценкой действий всего личного состава дивизии и лично её командира. К сожалению, награды не нашли героев. Корпус был реорганизован, листы утерялись в ходе этой реорганизации, а копии их пропали, они были сожжены во время тартуского окружения дивизии. Генерал-майор Богайчук погибнет позднее, обороняя Ленинград на Колпинском направлении. Вместе с командиром под Колпино погибнут и наши земляки:
ЗАХАРОВ Алексей Федорович. Умер от ран в ЭГ 2012 10 ноября 1941. Похоронен на Пискаревском кладбище.
ЕЛИСЕЕВ Иван Михайлович. Погиб в бою 28 ноября 1941. Похоронен: Колпино.
СИДОРОВ Владимир Николаевич. Умер от ран, МСБ 147 при 125 СД, декабрь 1941. Похоронен: Ленинградская обл.
И только старшина АНТОНОВ Василий Александрович прошел боевой путь со 125-й СД до 1944 г. и остался жив. Он имел 2 ранения. Ошибочно считался пропавшим без вести 13 августа 1941. Награжден медалью «За оборону Ленинграда». 1 ноября 1944 г. переведен в военно-политическое училище им. Энгельса. 1 августа 1986 г. был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Оставьте ваш комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*